• 

Соционический клуб: Сенсорно-этический экстраверт (Наполеон)

Есть такое стереотипное представление о Наполеонах, - по крайней мере, мне частенько попадалось на форумах, в комментариях под видео, - представление, будто бы это такие напористые, нахрапистые, пробивные люди, думающие только о себе и своих интересах. И когда в кадре на ютубе оказывается какая-нибудь совсем не грозная женщина, которая смущенно хихикает и рисует домик с трубой, поясняя на этом домике мерность функций, в комментариях к видео возмущенно звучит - «авторы, научитесь сначала типировать – это же Гексля, это Гюгошка», «я не вижу здесь никакой черной сенсорики». Так вот мне встречались в жизни две Наполеонки - которые «хихикали и рисовали домики», «в которых не было видно никакой черной сенсорики», поэтому опишу такого, возможно, «неТИМного» представителя. Это моя дочь.



Черная сенсорика (базовая)
Не указывай мне...

Я бы этим слоганом охарактеризовал ее жизненный принцип.
Хотя ее базовая функция приходится мне на болевую, у нас никогда не было прямых и жестких столкновений. Я не умею «давить» и «указывать», вернее, мне это тяжело, мне это неприятно делать. У нее в свою очередь базовая постоянно поигрывает и нужно пространство, чтобы ее реализовать. И так как мы любим друг друга, и никто никого не хочет «ставить на место», компромисс у нас сложился такой, что свою ЧС она выдает в игровой, шутливой форме, я - в таком же несерьезном тоне - на это отвечаю, и основное условие -  «играем в черную сенсорику» только когда у обоих хорошее настроение, таким образом не происходит драм и нервы у всех целы.

В чем это выражается.
Это разного рода... быкование. Это любовь потолкаться, попинаться, шуточные драки (хотя в запале она может и хорошо приложить, тогда чувствуешь, что рука у девочки тяжелая). Это словечки с соответствующей интонацией - «слышь?!», «так, я не пОняла – это чё такое!?». Это то самое «не указывай мне», но - повторюсь – все происходит в шутливой форме, и чтоб подчеркнуть несерьезность этих слов, они произносятся со «съеденным» окончанием – не указуй.

- Нин, пересядь на другой стул.
- Не указуй мне!

- Покорми кота.
- Не указуй мне.

Я бы это назвал семантикой ЧС. И, насколько видел, в малознакомой обстановке, или там, где это неуместно, таких разговорчиков дочь себе не позволяет (возможно, пока). С незнакомыми людьми и в незнакомых обстоятельствах она выглядит скорее, как трепетный тушканчик. Это не испуганные взгляды по сторонам, не заторможенность или стеснительность, так-то она быстро реагирует, быстро отвечает, и держится достойно, просто есть в ее состоянии некое «ой», которое сложно описать (но я попробую его описать разделе в ролевой функции), в общем, нет того ожидаемого образа монументальности, этакой передвижной крепости - «я пришла, я здесь, сейчас заполню собой пространство». У Наполеона все-таки гибко-разворотливый темперамент, и возникающие неудобства и препятствия он предпочитает по-возможности огибать, а не проламывать.

Когда мы переехали, в новой школе были свободными места только в спортивном классе (плавание), где было 20 мальчиков и 3 девочки. Увидев этих учеников, что девочек, что мальчиков, похожих на шкафы, и зная дочкину «девочкововсть» на людях, и физически она всегда была худенькая, как щепочка, в общем, имея в голове этот хрупкий образ, я тогда думал, что с такими данными она попадает в чуждую ей среду, и наверное не впишется, ей будет там некомфортно. Но через время она стала рассказывать, что ей там вполне комфортно... ей нравится (забавно) смотреть на потасовки этих тренированных мальчишек;  ее не напрягают их грубоватые шутки, подкаты, поведение (хотя иногда дома такое поведение осуждала, напр., возмущенно рассказывала, что кто-то бесился на уроке и мешал учителю; забегая вперед скажу, что таким образом болевая структурная логика проявляется. Напы могут осуждать неправильное поведение, но больше из приличия, вернее из своего представления о приличии: раз чье-то поведение неправильное, то надо осудить, возмутиться - оно же неправильное, это логично, особенно, когда другие девочки таким поведением возмущены, они знают – что правильно и что неправильно, и в этом смысле оказываются носителями структурной логики, их логике Наполеон не то, чтобы доверяет, но просто старается следовать ей или хотя бы делать вид, что следует; так что эти возмущения дома звучали тогда, когда возмущались в школе одноклассницы, с упоминанием, что и другие девочки были возмущены). В общем, уже позже, узнав что-то соционическое, и, вспоминая и сопоставляя ее рассказы, я понял, что в новой школе она попала как раз в свою стихию - спортсмены, активность, бодрость, усилия, состязания, достижения и т.д.

Мне было ясно, что дети в классе давно занимаются, и дочка, конечно, не могла быть на равных с ними. И казалось бы, что и ей это должно быть ясно, но я видел, что это не так, и пытался временами объяснять, вернее – напоминать, что ребятая ведь много лет занимаются, ты пару месяцев, и не надо переживать, но не помогало, она все равно переживала. Так проявляется то сочетание слабой белой логики и черной сеносрики – человек не придавет значения причинно-следственным связям, и искренне переживает, что в чем-то уступает, в чем-то слабее. Аналогичная реакция была (и осталась) с любыми конкурсами и состязаниями – непонимание, чем руководствуются судьи, почему они и в этот, и в прошлый, и позапрошлый раз решают, что тот нелепый костюм или то бездарное выступление лучше, чем ее.

Можно еще приводить примеры ЧС, но будет много текста, лучше обобщу одним абзацем, как я это вижу. Во-первых, сенсорику видно по движениям, по пластике – видно, что движения «разумны», «экономичны», органичны, тело слушается хозяйку. Во-вторых, любовь к спортивному, к активному образу жизни, ей просто все это нравится (тренировки, нагрузки, упражнения). Причем и эта любовь разумна, без надрыва: если она устала или плохо себя чувствует, или что-то повредила, что-то болит – то не пойдет на тренировку, побережет себя, даст себе возможность восстановиться. Я читал, что так работает базовая ЧС: давать себе нагрузки (не только физические), но не доводить себя до изнеможения (как это может случаться с людьми, у которых ЧС творческая). В-третьих, настрой «не указывайте мне» – возможно, у нас дома для ЧС нет заметных препятствий, поэтом она проявляется не воинственно, не протестно, не вызывающе, но при этом от дочки просто исходит тот самый фон (у нас же каждый тим «фонит» своей базовой функцией), она ведет себя так, что по неуловимым признакам понимаешь, что ей действительно не надо указывать, принуждать, пытаться навязывать что-либо, ограничивать, она-то уступит и подчинится (как уступала и подчинялась бабушке Драйзеру, но при этом просто сникала и заболевала), но от этого никто ничего не выиграет. И четвертое – Наполеоны всегда чего-нибудь хотят (но не так, как напр., хочет Гюго, чтоб порадовать, побаловать, доставить себе удовольствие, а какое-то волевое это «хочу», не гедонизма ради, а чтоб было «мое», «у меня», «хочу этим обладать», и получая желаемое, они не расслабляются, а испытывают удовлетворение, вроде «теперь у меня это есть», отмечаем галочкой, но список желаемого после галочки меньше не становится. И еще один нюанс – желает Нап иррационально, т.е. за три месяца до дня рождения – «я хочу золотое колечко», за два месяца до – «нет, не колечко, лучше цепочку», за месяц – «лучше отдайте мне деньгами, я поеду с друзьями в Краснодар». И так каждый раз... хочу котика коротколапого, хотя нет – лучше сделаю татуировку... а новый ноутбук никак не получится купить? этот не тянет.


Белая этика (творческая)
Этика помогает Наполеону свои бесконечные желания обладать чем-нибудь – оформить так, чтоб его желания не выглядели, как наглое требование. Это «хочу» звучит не «вынь да положь», а напр., «нет ли у тебя такой возможности дать мне то, что я хочу?», или как безобидное рассуждение вслух «это наверное дорого». А когда человек предусмотрительно спрашивает про твои возможности, когда переживает – как бы тебя не разорить, как бы не сделать свое желание для тебя непосильным бременем, когда не собирается давить и требовать – такой вежливости и человечности сложно противостоять, особенно, если у тебя с этим Напом хорошие отношения. Да, это манпулятивная этика. Противостоять таким манипуляциям можно манипуляциями ответными, можно сказать «хорошо, посмотрим... в принципе - возможно, но пока не могу сказать», т.е., потянуть время, они суггестируются по белой интуиции, и готовы подождать, если им скажут подождать, а там глядишь – иррациональный сенсорик вскоре захочет чего-то нового, и переключится, утратив интерес к старому желанию.

По дочери видно, что отношения она хорошо отслеживает, понимает обстановку, хорошо понимает и усваивает разговоры по БЭ. Но только отслеживает и понимает хорошо. А то, что делает – для меня это в целом нечто непонятное, странное. И я не могу объяснить эту странность – в чем она. Возможно, дело в том, что БЭ для Напов, во-первых, только способ реализации своей базовой функции, только способ достичь желаемое, а, во-вторых, это интровертный аспект, как бы обращенный на себя, внутрь, поэтому он часто выглядит так, как в этом демотиваторе:

vu-NYrosVyU.jpg

В этом есть свое очарование: так-то приятно видеть человека, любящего себя здоровой любовью (при том, что эта любовь не противоречит недовольству собой), благодаря чему Наполеон способен поделиться этой любовью и прочими этическими печеньками с другими людьми, поделиться от избытка (творческая функция – продуктивная), но на практике такой замкнутый цикл  – я люблю себя, себя любит меня – как-то не очень помогает создавать устойчивые отношения с другими. Или они не нужны, устойчивые, или это происходит пока аспект не наполнен, или, повторюсь, я просто чего-то не понимаю. Я просто вижу, что у дочки каждые новые отношения с мальчиками как бы соскальзывают, не складываются, срываются, будто не хватает некоего зубца или крючка, который должен подцепить и начать проворачивать цепь отношений. Но, как в описаниях говорится, Наполеоны по этому поводу долго не переживают, не зацикливаются на одном человеке. И со стороны это может быть расценено как ветреность,  легкомысленность, но мне кажется это тоже проявление сильной БЭ: если с кем-то, кто нужен, сейчас не складывается – этот человек мысленно переводится в «пока недоступные», не списывается, не вычеркивается, просто пока недоступен, ему отводится своя ячейка в депозитарии, а тем временем выстраиваются отношения с другими, ячеек в этике Наполеона достаточно, на всех хватит.


Черная интуиция (ролевая)
Еще раз про «ой» в незнакомой обстановке.

Возможно, это не бросается в глаза, и я просто преувеличиваю (но мне оно с творческой ЧИ - бросается). Происходит вот что... Наполеон по болевой структурной логике плохо разбирается в том «как должно быть», «как надо», «как заведено», он постоянно в этом не уверен, но показывать неуверенность – это не круто, не черно-сенсорно, так что прикрывать эту неуверенность приходится с ролевой черной интуиции, т.е., приходится создавать впечатление о себе, как о человеке, который в теме, который все ловит на лету (вот это и становится  видно, что человек, внешне проявляя спокойствие, все же опасается «стормозить», не уловить с ходу то, что происходит или  в то, что ему говорят; хотя в домашней или знакомой обстановке,  Наполеон может, не опасаясь за свою репутацию, переспросить, уточнить или даже слегка замучить уточнениями – как напр., лучше выразить мысль или сформулировать фразу в сочинении).

И еще одна грань ролевой ЧИ – находчивость. Напу надо показать другим, что у него есть классные варианты, что он знает и может предложить одно (часто не одно, но сейчас подходит именно это) классное решение, или классное место, которое следует посетить.

У ролевой функции есть еще одно название – зона страхов – вот Наполоену страшно показаться скучным, неинтересным, заурядным, вернее, это переживание можно озвучить так: что моя жизнь скучна, буднична и однообразна, в ней ничего интересного не происходит, у других постоянно что-нибудь интересное происходит, они куда-то ездили, где-то лазили в пещеры и спускались на дно с аквалангами, и делятся теперь впечатлениями, а у меня ничего в жизни не происходит и рассказать нечего. И навернувшиеся слезы на глазах.


Белая логика (болевая)
– Что такое система?
– Система – ... где все четко, как в Англии.

Это цитата из данного ролика, который можно посмотреть и увидеть...



...насколько мучительны для Наполеона различные абстракции, категории, понятия, определения. Положительная сторона его затруднений с абстракциями в том, что, если уж Наполеон в чем-то разобрался, то сможет объяснить это и крестьянину, и рабочему, и солдату. Такая уязвимая логика пригождается в руководстве, в раздаче указаний – Наполеон может доступно разъяснить цели и задачи любому исполнителю с любым интеллектуальным уровнем, ну и любому неподготовленному слушателю, если возникнет необходимость, сможет объяснить, что такое система, иерархия и т.д.

То же самое касается и причинно-следственных связей, закономерностей, представлений о должном, правильном (все это так же относится к структурной логике). Как уже выше говорил, Наполеон может игнорировать или по крайней мере на рассматривать всерьез объективные причины и условия, т.е., несмотря ни на что переживать, что он в чем-то уступает или проигрывает другим. Так же он может прислушиваться к тому, что говорят друзья-подруги, о том «как должно быть», вроде таких представлений «кавалер должен на втором свидании должен выразить свою заинтересованность вот таким образом, а на пятом свидании – должен сделать вот это, должен вот так прощаться и вот так встречаться и т.д.», и, если этого не было или не происходит, девушка Нап, плохо учитывая все многообразие факторов и сложности систем, начинает думать, что у нее что-то не так, «не как у людей», начинает переживать, сомневаться в себе, в своих отношениях, в их правильности, в общем – получает «удар по болевой».


Белая интуиция (суггестивная)
- Пап, мне скучно, тут нечем заняться.

Это из давних телефонных разговоров, когда дочь отдыхала у дедушки с бабушкой, периодически слышал эти слова. Я тогда со своей творческой интуицией возможности недоумевал – как? как это может быть, что нечем заняться? И списывал на то, дескать, вот оно – компьютерное поколение, что без компа и заняться уже нечем. Сейчас это уже можно объяснить иначе. Аспект интуиции времени, среди прочего, отвечает за вовлеченность в какой-либо процесс, в какое-то занятие, хобби. Суггестивная функция – так же, как и болевая – это сосуд с дырявым дном. Та энергия, что требуется человеку для вовлеченности, у Наполеона быстро иссякает, ее все время нужно пополнять. И запрос дочки был не в том, что ей не хватает своей фантазии, и она хотела, чтобы я придумал ей занятие, а в том, что ее ничего не увлекает (вспомнил, как одна Напка в интервью сказала – а какое хобби? мое любимое хобби – спать, т.е., нет такого занятия для души, ничего не захватывает, не увлекает, вот и остается только спать, энергии нет). И вторая часть вопроса –скучно потому, что именно нечем заняться, а напр., не потому, что нет веселья, развлечений – так проявляется связка с активационной деловой логикой Наполеона – ему надо не веселиться и развлекаться, а что-то делать, полезное, осмысленное, с конкретной целью, чтоб чувствовать подъем, чтоб было хорошее настроение. Так что мои варианты по ЧИ – чем ей можно заняться, она слушала без особого энтузиазма, нужен был не подсказчик, а тот кто сам увлеченно займется чем-то  и она будет видеть рядом увлеченного человека и «заражаться» его увлеченностью.

По этой же причине Наполеону нужны люди, друзья, которые позовут (опять же – вовлекут) в команду, в сетевую игру, в общее дело, в процесс, позовут на прогулку, на пикник и т.д.. Это придает энергии, вызывает душевный подъем. А когда вовлечения долго не происходит, Нап испытывает «нехватку информации по аспекту». Пытается сам себя чем-нибудь увлекать, но это требует усилий, и, если результат этих усилий не приносит удовлетворения или силы иссякают –скучает, хандрит.

Еще одна сторона белой интуиции как интровертного аспекта – это мировоззренческий вопрос, только обращенный на внутренний мир – «что я знаю о себе?». Поэтому Наполеон не против послушать что-нибудь о себе (естественно не обидное), но функция суггестивная, по ней человек некритично относится к получаемым сведениям, и соответственно разговоры о себе для Напа проходят по принципу «а Васька слушает, да ест». Выслушав, Наполеон все равно сделает по-своему.


Черная логика (активационная)
Деловая логика касается вопросов эффективности, полезности, действенности. Соответственно, для Наполеона важно быть полезным (конкретному человеку или общему делу), это повышает его самооценку. Я одно время не понимал, почему дочь, узнав, что у подруги Даши болит левая пятка и правый бок, или, что другая подруга Маша не может найти в интернете нужный файл – почему постоянно спрашивала меня – а что можно сделать? что ей посоветовать? как помочь? Ну, у меня ЧЛ суггестивная, и отношение такое - да, я не против быть полезным, считаю это благородным делом, но, если удалось помочь – хорошо, значит помог, если не удалось – ну значит не удалось, ничего страшного, и кроме того думал – у Даши есть свои родители, пусть и занимаются вопросами ее здоровья, у Маши есть поисковик. Т.е., было непонятно – чего же дочь так переживает и продолжает выбивать из меня советы, решения, подсказки. А вот – быть полезным – для Наполеона вопрос уверенности в себе, в своих силах. Кто-то из социоников обмолвился еще, что это просто какая-то насмешка судьбы, что такому энергичному, деятельному, активному тиму досталась слабенькая деловая логика.

И, как человек себя оценивает с точки зрения эффективности, полезности действий, по тем же параметрам он оценивает и других, оценивает то, что они предлагают. И испытывает отвращение к любой бесцельной деятельности. Если конкретизировать, и сказать на языке третьей квадры - бесцельно – это то, что не приносит денег, выгоды. Этим же продиктовано и болезненное восприятие проигрышей в различных конкурсах-состязаниях – деятельность не принесла выигрыша, т.е., оказалась бесцельной.


Белая сеносорика (ограничительная)
«А вы уверены, что комфорт вообще имеет значение?»
(из книги Бесковой, в описании тима)

Ограничение по этой функции происходит в обе стороны: чтоб было не меньше, но и не больше, чем достаточно. Т.е., Наполеон не позволит себе выглядеть неряшливо или безвкусно (вопрос вкуса – это отдельный разговор), но и не станет уделять своей внешности больше времени, сил, внимания – больше, чем достаточно. Утро дочки проходит быстро: встала, умылась, расчесала волосы, скрутила из-них что-то лаконичное и ясное, узнала погоду, быстро определилась, что у нее там есть из подобранного гардероба, – вид опрятный и со вкусом, и всё – на выход. Если не проспит – успеет позавтракать.

Что касается дома – Наполеон не фанат порядка, уюта, чистоты: будут валяться вокруг фантики, упаковки, пластиковые бутылки – они ей не мешают, надоест – уберет. У нее рабочий стол стоит возле радиатора отопления, так исторически сложилось, и летом нормально, а зимой, когда труба греет, там сидеть жарко – но она будет сидеть распаренная, не отодвинется, не пожалуется. Скажешь, – жарко же, давай стол переставим. – Да нормально, не надо. И со сном так же: половина кровати завалена мягкими игрушками, потом еще с собой возьмет ноутбук, телефон (не спрашивайте – зачем сразу все, я не знаю, только вижу, что действительно пользуется обоими девайсами одновременно, пишет сразу там и там, ну, может не зря второе имя у этого тима Цезарь), большие наушники... и утром картина такая: ноги вытянуть некуда – там спрессованные игрушки, под спиной ноут, из подмышки торчит телефон – не выдернешь, на голове наушники набекрень, провод от них обмотан вокруг руки и шеи – не распутаешь, и кот еще в ногах вплелся кверху пузом – и нормально, спать ничего не мешает.
Вот из-за этой неприхотливости иногда люди типируют себя, ну, не типируют, а предполагают себя интуитами с болевой БС, а это просто ограничительная.


Этика эмоций (фоновая)
Театр имени Армена Джигарханяна

Наполеон хорошо чувствует и правильно оценивает эмоциональную атмосферу того места, где он находится, и легко эту атмосферу регулирует. Напр., вернувшись домой после занятий, дочь сперва быстро оценит – в каком настроении я, мать, оценит – уместно ли будет сейчас устраивать тот самый театр известного актера, т.е. уместно ли будет сейчас сплясать что-то забавно-гротескное или устроить какой-нибудь комичный перформанс, который всех развеселит и поднимет настроение. И, если увидит, что можно – устроит. Надо сказать, эти спонтанные миниатюры и танцы – они артистичны, Напы сами по себе артистичны, когда чувствуют себя непринужденно, но это не кривляние, не клоунада, я никогда не видел, чтоб Наполеоны – если это только не работа – поднимали другим настроение, выставляя себя шутами, тут тонкая грань, вот им удается ее не переходить, удается развеселить, расслабить, развеять людей не прибегая к нарочито глупому, примитивному юмору (во-первых, выглядеть глупо - это не круто, не черно-сенсорно, во-вторых, по ролевой ЧИ - неоригинально). В общем, поднимает Нап настроение незатейливо, но без пошлостей. Она может устроить дансинг на пол-минуты, или может просто сбросить в коридоре рюкзак и медленно выглянуть из-за угла, не показываясь целиком, и так замереть как бы с серьезным лицом, но по нему видно, что оно несерьезно, и от этого становится светлее на душе, что это как солнышко заглянуло, от того, что у нее хорошее настроение – оно становится хорошим и у тебя. В общем, такой тонизирующий человек. И здесь как бы замыкается круг – я в начале сказал, что мы играем в черную сенсорику только когда у обоих хорошее настроение. Так вот благодаря ее ЧЭ у нас и получается играть часто, потому что она без труда создает подходящую атмосферу, вызывающую чувство беззаботности и баловства, и уже на подготовленной почве может позволить себе сенсорить по-черному, говорить «слышь?!», «не указуй мне!», на этой же волне может вскользь упомянуть о том, чего ей захотелось, что ей нужно купить-подарить, и не будет ли у меня такой возможности, может усесться на мой стул за рабочим столом, и не вставать, сообщая этим уже то самое «я здесь, я есть», «захватывая так, заполняя собой пространство». Но она знает меру. Если сказать чуть серьезней – «всё, вставай», баловство прекращается.

Аналогично и с плохим настроением - его сразу видно на контрасте. В обычном состоянии Наполеон бодрячок и живчик, который не прочь мимоходом побалагурить, а когда он затихает и сникает, и его становится не видно, не слышно, он как будто исчезает – конечно, такая смена настроения и поведения сразу становится заметной. Говорят, эта эмоциональная наглядность и понятность предназначена для дуала (Бальзака), чтоб он не мучился, пытаясь разобраться со своей болевой ЧЭ в оттенках и полутонах настроения.

Опять же, на людях и в незнакомых местах, пока Наполоен не чувствует себя уверенно – конечно, никакого такого яркого артистизма, позерства (в хорошем смысле), никакой воображули не видно. Серьезный, сдеражнный человек. Если возникают ситуации, где нужна помощь, участие – Наполеон – эмотив (по признакам Рейнина, у него этика на контактной стороне модели А), т.е., сперва он присоединится эмоционально, посочувствует, выслушает, и уже чуть позже будет предлагать конструктивные решения со своей деловой логики.

Другие популярные посты

 • 

В российских городах массово уничтожают деревья. Называют это красивым словом "кронирование" или менее красивым словосочетанием "санитарная обрезка". На самом деле это просто ва...

114 комментариев

 • 

Нет, в Уфе я не был больше года, так что в этот раз длинного поста с прогулкой по городу не будет. Зато будут удивительные, невероятные новости!Оказывается, Уфа достигла определ...

173 комментария

 • 

Кадр из трансляции турнира В спортивном комплексе ЦСКА в Москве 15 июня прошел турнир Moscow Cyber Cup по футбольному симулятору FIFA 19 (киберспортсмены играют в него на прист...

147 комментариев

 • 

Одна красивая женщина с досадой рассказывала о своём бывшем. Ей не нравился его нос, волосы на спине, и половые органы тоже не нравились. Ей хотелось бы другого мужчину – чтобы ...

633 комментария