• 

Ленингор (Ахалгори). Альтернативная Грузия



Ленингор, он же Ахалгори - крошечный ПГТ (менее 1 тыс. жителей) на речке Ксани в 50 километрах северо-западнее Тбилиси. Вот только из Тбилиси туда не очень-то доедешь: в советское время Ленингорской район принадлежал Южной Осетии, и в 2008 силой русской армии вернулся под её контроль. Грузины, однако, тут по-прежнему большинство жителей, а по ощущению заезжего путника - так и вовсе только они и живут. Нам в России легко понять такую ситуацию - достаточно вспомнить какой-нибудь Риддер (Лениногорск!), Нарву или Даугавпилс, русские города, в жителях которых титульная нация видит незваных гостей. Тяжёлой дороге сюда из Цхинвала, мимо шедевров опять же грузинского зодчества, была посвящена прошлая часть, ну а теперь осмотрим и сам этот странный осколок Союза.

80 километров пути от Цхинвала почти что одними серпантинами - и дорога пересекает мелкую быструю Ксани показанным в прошлой части мостом. За ней - наитипичнейший пейзаж грузинского города, и даже с загорелой женщиной-дворником в оранжевой жилетке у нас приключился такой диалог:
-О, здравствуйте, гости дорогие! Откуда вы?!
-Из Москвы, путешествуем вот по Осетии.
-Ай, молодцы! А в Грузию не собираетесь?
-Да собираемся, но не сейчас, а ближе к осени.
-Удачи вам! Я грузинка!
Улица, однако, названа в честь не Чавчавадзе или Джавахишвили, а Бесика Кундухова, уроженца одного из окрестных сёл, который в Августе Восьмого боролся вдали от родины, а если точнее - в Пекине: он был борцом вольного стиля, а в 2013 году разбился в ДТП под Армавиром. Улица врезается в Ленингор даже не посередине - к северу от неё (от моста - налево), выше по долине, остаётся 4/5 посёлка. Но мы даже не ходили туда - весь Старый Ахалгори расположен с другой стороны:

2.


Мы свернули на улицу Ленина, к сталинскому зданию кинотеатра, на крыльце которого стояли полицейские, а у ворот - толпа людей. Оказалось - ждали президента Алана Гаглоева, который как раз в этот день решил проведать самый дальний край своих владений.

3.


Поэтому нам в посёлке трижды проверяли документы, причём последний раз люди в штатском не поленились ещё и флэшку отсмотреть до момента въезда в Южную Осетию. Зато потом не надо было представляться - охотнее всего в Южной Осетии подвозят силовики, на следующий день уже знавшие, что по республике их бродит блогер.

3а.


Силовики - конечно, осетины, а вот прохожие, здороваясь, говорят друг другу не "салам" или "байрай", а "гамарджоба". Кое-где проглядывают ржавые таблички на грузинском и русском - ведь когда вешали их, осетинский язык не был официальным в ЮОАО:

4а.


По разбитым в щебёнку улицам то и дело пылят "копейки" и "волги" со старыми грузинскими номерами (причём судя по флагу - уже времён Саакашвили), каких я в самой Грузии не видел:

4.


Когда и как зародился Новый Гори (в 1934 году ставший Ленинским Гори), а именно так переводится его название - сведений нет, но самые давние его старожилы - не осетины и не грузины даже, а армяне. В одном из окрестных храмов есть хачкар с надписью 1463 года, а среди армянских манускриптов известны и несколько созданных здесь в 1631-43 годах неким переписчиком Григором Аргутеци. Словом, скорее всего какой-то царь или князь основал тут в Средние века торговый посад, служивший факторией для осетин с верховий Ксани. И даже к концу 19 века в этом селе Душетского уезда Тифлисской губернии числилось 573 армянина, 60 грузин и 1 осетин. Советы, однако, сочли Ахалгори подходящим на роль столицы Ксанского ущелья, и вместе с ещё несколькими чисто грузинскими сёлами ближней округи включили в состав Южной Осетии. И вроде это казалось даже логичным: 57% жителей получившегося района составляли осетины, вот только был один нюанс - один народ жил на бесприютных высотах чересполосно с медведям, другой - в райском предгорье среди тучных садов. Как результат, достигнув к 1939 году пика в 22 тыс. человек, население Ленингорского района сокращается вот уже без малого столетие, и при Советах - больше за счёт осетин. Горцы уезжали во Владикавказ, Тбилиси, Москву, на худой конец в Цхинвали, тогда как грузинам в часе езды от столицы и так жилось неплохо. В районе они уже в 1970-х стали большинством, а к 1989 году два народа поменялись местами - из 12 тыс. жителей района на осетин приходилось 44%. В посёлке, разросшемся к тому времени до 2,5 тыс. человек, их с 1920-х годов стабильно жило около трети, ну а армяне ушли куда-то совсем в статпогрешность - как тут считают, грамотно мимикрируя то под одних, то под других. С распадом Союза отрезанный горами от беспокойного Цхинвала Ленингорский район тихо остался в фактической Грузии.

5.


И - зажил в общем-то обычной жизнью этой страны эпохи Шеварднадзе: в нищете и тотальной разрухе, в непрерывных разборках воров-в-законе и уличных банд. К 2002 году в районе осталось 7,7 тысяч жителей, и в том числе, в основном в райцентре - лишь 14% осетин, целое поколение которых вместо родного языка учили грузинский. Дальше случилась Революция Роз, и Мишико, передушив воров-в-законе да наведя ощутимый порядок, задался целью приделать к Грузии огромный лодочной мотор и перегнать её к побережью если не Флориды, то Прибалтики. Пятидневная война не дошла в долину Ксани... но радикально изменила её жизнь: думаю, не так-то и нужен был Ахалгори Цхинвалу, да только какой значилась Юго-Осетинская автономная область в советском атласе - такой и получил её Цхинвал. И район, ужавшийся до 4,2 тыс. жителей, и его центр, снова ставший Ленингором, покинуло около половины населения... но грузины всё-таки остались большинством примерно на уровне 1980-х - теперь соотношение двух народов 55% на 44%. Впрочем, бежать тут было от чего независимо от национальности: Тбилиси стал заграницей, а на Цхинвал вели лишь тяжёлые, не для всякой машины доступные грунтовки. Наверное, от возвращения в Средневековье район тогда спасло лишь то, что граница закрывалась постепенно: ещё в 2012 году тут в магазинах принимали лари, а в наши дни этнические грузины хоть и лишь с 20 по 30 число каждого месяца, по спецпропускам (Грузия выдаёт их своим в Мцхете, Южная Осетия своим в Цхинвале) и только пешком, но всё же могут выбираться в Сакартвело. Новую дорогу проложили лишь к 2015 году, но и сейчас автобус ходит по ней не каждый день, а попутку можно ждать часами. И ладно хоть есть гостиница - с чужих слов неплохая и всего за 500 рублей в день.

6.


Но даже я вряд ли бы полез в такую глушь ради одних лишь геополитических парадоксов: Ленингор для крошечной Южной Осетии что Ленинград - своим историческим наследием он как минимум достоин Цхинвала. Особенно если добавить округу: заброшенный с царских времён резной Хофский монастырь чуть ниже по ущелью, действующий Икотский монастырь с общиной всему наперекор живущих там сестёр-грузинок, тысячелетение базилики-бункеры эпохи исламского ига в Армази (см. прошлую часть) и Цирколи, запрятанный в глубину ущелья монастырь Ларгвиси (запомните это название!) с высоким собором (1759) и стенами 15 века, Карчохская крепость у последнего села Елойта и рядом маленькая Ломисская часовня (1987), от которой осетины, не имея возможности туда подняться, молятся на древний Ломисский дзуар (по грузинской классификации - церковь) прямо на гребне границы... А историю этих мест, начиная от Малой Лиахвы, веками писал один род - Ксанские Эриставы. Это разом и фамилия, и титул: если в России, составляя всего 1% её жителей, знать было вполне однородной, то в Грузии, "где каждый второй - князь" (на самом деле - только 7% населения!) аристократия делилась по сортам. Выше всех стояли мепе (цари) из династии Багратионов, коих тут с 15 века было больше одного - свои ветви правили в Картли, Кахетии и Имеретии. Следом шли мтавары - аналог герцогов, правители крупных и немалую часть своей истории независимых провинций вроде Абхазии или Месхетии. Помещики, аналог баронов, назывались тавади, и в Южной Осетии таковыми были Мачабели на Большой Лиахве и Палавандашвили на Проне. А между мтаварами и тавади стоял ещё один ранг - эристави, аналогом которых можно назвать графа в Европе или удельного князя на Руси. Часть из них, совсем как все эти Трубецкие да Острожские, не имели фамилий кроме названия вотчины, и попав в русское дворянство, образовали в нём пять одноимённых, но не родственных друг другу династий Эристовых.

7.


О том, откуда взялись Эриставы Ксанские, гугление выдаёт в среднем по 1 версии в минуту. Сами они возводили род к византийскому патрицию грузинских кровей Иванэ Чордванели, более известному как Торникий: он жил на рубеже 10-11 веков, воевал за единство Грузии бок о бок Багратионами, а на старости лет ушёл на Афон и основал там Иверскую обитель. Осетины считают их предками свои фамилии Бибилури (известные с 6 века) и Сидамонта - один из трёх кланов Алагира и Туалгома, вероятно - потомки загнанных в горы купцов древней Алании, так как между воинами Царазонта и судьями Кусагонта они отвечали за торговлю. Можно найти и фамилию Квенипневели, которую этот род носил до того, как за особые заслуги стать эриставами - в 14 веке они хорошо помогли царю Георгию V Блистательному выгнать аланов (тех самых Царазонта-Сидамонта-Кусагонта) из Гори. Как бы то ни было, на историческую сцену Ксанские Эриставы вышли примерно в 1405 году, а свою роль сыграли в 16-18 столетиях. К тому времени они владели землями на стратегическом направлении - у Дарьяльского прохода, теперешней Военно-Грузинской дороги, доступной и караванам, и ордам. В 1560 году, когда Тбилиси на четверть века заняли кызылбаши (азербайджанцы, по-современному), а временной столицей стал Гори, царь Свимон I счёл разумным разделить огромный удел по Ломисским горам (где и теперь проходит восточная граница Южной Осетии) на Ксанское и Арагвинское эриставства. Имя первых сто лет спустя обессмертили братья Шалва и Элизбар, герои отчаянного Кахетинского восстания, вспыхнувшего в 1659 году от вестей, что кызылбаши, успевшие стать персидской династией Севефидов и насадить там шиизм, задумали отдать своим соплеменникам Алазанскую долину - то есть, лучшую часть Грузии. Сефевидов в этом поддержал царь Шахнаваз, в прошлой жизни Вахтанг V, ещё 1654 году принявший ислам, и вот два брата с Ксани и потомок дагестанцев князь Бидзина Чолокашвили из Панкисского ущелья вместе с православными горцами тушинами, пшавами и хевсурами пошли забирать своё. В 1661 году лидеров восстания взял в плен и казнил шах Аббас II... но оценив потери за два года, о пастбищах в Кахетии как-то резко забыл.

8.


Теперь памятник трём героям (2006) отмечает главную в Ленингоре площадь Победы:

9.


Странную наклонную площадь длиной 180 метров с бульваром, по которой можно взойти в Старый Ахалгори:

10.


Несколько кварталов колоритных домов с острыми крышами, просторными верандами, мощными арками подклетов лежат в потрясающей даже на фоне Южной Осетии или материковой Грузии разрухе. Кажется, с эпохи Шеварднадзе тут и не изменился пейзаж, и лишь что разденут до нитки, можно теперь не бояться:

11.


Но закоулочки безмерно колоритны:

12.


И впечатляет всё это не меньше, чем руины Еврейского квартала в Цхинвале:

13.


Как и там, эти дома были оплотом старожилов, теперь рассеявшихся по всей Земле:

14.


Но кто-то - остался, и на их верандах, у торчащих из окон печных труб, сушатся сыр и горные травы:

15.


На главной в Старом Ахалгори Октябрьской улице (знать бы, как называется она по законам Грузии!) притаилась церковь Богородицы:

16.


Большую часть кадра выше, впрочем, занимает не она сама, а явно постсоветская прситройка с "византийской" кладкой. Сам храм - типичная для Восточной Грузии зальная базилика неописуемо давних лет:

17.


А изначально, быть может, и вовсе армянская церковь - в стену вмурован хачкар:

17а.


Есть в Ленингоре и ещё один храм с тем же посвящением (2016) и очень странной архитектурой наподобие Петровского собора в Москве. Его построила непризнанная Аланская епархия, а этот приход так и остался грузинским.

18.


Ну а отдельным впечатлением стали звуки, доносившиеся из-за забора, от которых я срочно запер дверь на шпингалет. Снаружи слышался раскатистый рык страшного зверя, в котором я не сразу опознал банальное хрюканье. Осторожно посмотрев вниз со звонницы, мы обнаружили самую большую свинью, что когда-либо видели!

19.


Старый Ахалгори начинается слева от верхней оконечности площади Победы, а направо Октябрьская улица становится объездной. Тут можно спуститься буквально на один дом, где отходит тихая улица Эристовых:

20.


Слева у её начала - памятник Защитникам Отечества (2017), которые здесь Русич и Алан:

21.


Справа - администрация в здании 1950-х:

22.


На крыльцо которого глядят с самодельного пьедестала Коста Хетагуров, Александр Пушкин и Шота Руставели:

22а.


А впереди и главная достопримечательность Ленингора - дворец Ксанских Эриставов. В грузинском зодчестве он, как и показанная в прошлой части Икорта - веха.

23.


Резиденцией Эристави в разные века были Ларгвис в глубине ущелья, Икорта на фасаде гор между Малой Лиахвй и Меджудой и Ахалгори в уютной долине. Вот только чётких дат хозяйских переездов не найти, да и в очередности разные источники не сходятся. Больше похоже, что Эриставство оставалось полицентричным, и в Икорте находился главный монастырь с усыпальницей, в Ларгвисе - потайная крепость в глубине гор, а здесь - резиденция мирного времени. Сам Ахалгорийский дворец известен с 1600 года, вот только вид его - явно другой эпохи... В 1717 году, примерно когда Элезбара и Шалву причислили к лику святых, Эриставство унаследовал Шанше II, оказавшийся пассионарием, каких мало. В 1719 году персидский шах вернул на тбилисский трон им же свергнуто царя-интеллектуала Вахтанга VI, который в своё первое правление создавал типографии и сводил воедино летописи и законы. Большинство дворян присягнули ему, а вот Шанше показал себя нон-конформистом и вскоре сильно об этом пожалел, бежав от армии царевича Вахушти в Имеретию. Год спустя он вернулся оттуда - и снова был бит, а вот в 1722 быстро влез в окно возможностей: шах передал Тбилиси кахетинскому царевичу Константину II, к тому времени более известному как Махмудкули-хан. Шанше поддержал его, но вскоре оказалось, что окно возможностей увидели ещё и турки, стремительно дошедшие тогда аж до самого Каспия. Шанше, повоевав с ними немного и спрятав в Ларгвисе тбилисские святыни, вскоре принял турецкую власть - и потому в 1737 году бежал от взявшего персидский реванш Надир-шаха. Да не куда-нибудь, а в Москву, где сразу же в дверях церкви при Грузинской слободе столкнулся нос к носу с другими беженцем - Вахтангом VI, который явно помнил, кто участвовал в его свержении. Проще оказалось договориться с кахетинским царём Таймуразом II, которому Надир пожаловал Тбилиси: в 1739 году Шанше вернулся в Грузию. И - быстренько ввязался в новую войну: молодёжь из Ананури, вотчины Арагвинских Эриставов, обесчестила жену одного из Ксанских. Доведённый до ручки жаждой показать свою власть хоть кому-то, старый Шанше церемониться не стал, а просто нанял дагестанцев, которые взяли Ананури и вырезали всех. Арагвинский дом уже не оправился от разгрома, но и такие методы сведения счётов грузины и персы однозначно определили как беспредел: вскоре Шанше был арестован и сгинул где-то в Персии. И вот где-то между этими неистовствами, видимо в 1737-39 годах, он под впечатлением от русских дворцов перестроил замок в Ахалгори:

24.


Ну, вернее - то одна из версий, и если она верна - то это первый в Грузии памятник европейской архитектуры, примерно как у нас Лефортовский дворец. По другой версии, всё это наследие 19 века - в 1801 году эриставство как политичесая единица было упразднено, а для Эристовых-Ксанских замок превратился в дачу. Ажурная резьба - и вовсе с прошлого рубежа столетий:

25.


Как бы то ни было, Ксанский дворец - один из самых причудливых сплавов Запада и Востока, Средневековья и Нового времени, что только есть на постсоветском пространстве. Я обошёл его диагональным кругом по горе - на террасе холма руины персидской бани:

26.


Сверху, у Октябрьской улицы, всё это прикрывают мрачные средневековые башни - одиноко стоящая круглая:

27.


И пара квадратных (причём одна - вполне грузинская, а другая - скорее осетинский масыг) на углах собственно дворца, архитектура которого в общем знакома после Шеки, Нахичевани, богатых персидских домов или чёрно-белых фото Еревана.

28.


Ещё одна гранёная башня - у входа:

29.


...К концу Российской империи Эристовы если и бывали в этом дворце, то изредка, а больше жили на Вере - "тбилисском Монмартре". С Колой Эристави, крупным меценатом и покровителем театром, дружил Илья Чавчавадзе - грузинский "отец отечества". Его сын Шалва Эристави, 22-летний юнкер и один из первых грузинских футболистов, погиб в 1921 году в боях с наступающей Красной Армией - время князей прошло. Дворец заняла районная администрация и всякая бюрократическая всячина, а в 1982 году, когда всем ведомствам нашлось по кабинету, здесь организовали музей. Работает он своеобразно - закрыт в понедельник, воскресение и половину субботы, зато бесплатный тут не только вход, но и экскурсия. Если я правильно запомнил, сейчас в музее всего два сотрудника, работающих чуть ли не на голом энтузиазме - директор и молодая гидесса, наполовину грузинка, из студенческого клуба Юго-Осетинского университета "Аполлон". Основанный в 1972 году его преподавательницей, выпускницей МГУ Тамарой Шавлоховой, более всего он известен своими альпинистами и походниками, которых лично водил по горам боевой генерал Бала Бестаев, первый глава юго-осетинского МЧС. Но даже из названия понятно, что "Аполлон" - это про искусство - в первую очередь "аполлоновцы" исследовали Южную Осетию и собирали коллекции для её музеев. Девушка в синем пиджаке (имя я, как водится, забыл) явно этим жила, и прямо сказать - я не видел давно, чтобы экскурсию в музее кто-то проводил гостям с таким наслаждением.

30.


Мы пришли сюда не одни - в ожидании президента дворец решили навестить ещё и несколько гостей из Цхинвала:

31.


Парадная лестница, на фоне нового здания школы (2017) ведёт на второй этаж, где были жилые покои:

32.


Раньше их украшали росписи и витражи, но в 1984 году, то есть уже как бы при музейщиках, всё было уничтожено пожаром:

33.


Теперь тут картинная галерея, и время в ней так и остановилось в августе 2008-го. Осетины не стали переписывать историю, лишь устно говоря теперь о кабардинском происхождении Ксанского дома. На стенах - фотографии его представителей русской эпохи, и если Римма Эристави-Шервашидзе прославилась как манекенщица (и даже - своей красотой сделала эту профессию достойной приличных женщин) в парижской эмиграции, то врач и художник Вахтанг Элиозишвили-Эристави, родившийся в 1909 году в Гори, дожил в Тбилиси до распада СССР.

34.


В залах - картины нескольких советско-грузинских художников, привезённые на выставку, да так и оставшиеся здесь. По словам нашей гидессы, если бы из Тбилиси пришёл запрос, они бы всё вернули... но Саакашвили всё же был для экс-СССР апостолом Мира Ценностей, в котором такой запрос приравнивается к продаже души, а добровольно возвращённые вражеской администрацией картины оскверняют всякого, кто на них посмотрел.

35.


Интереснее первый этаж в тени толстенных колонн, где Эристави хранили добро...

36а.


...а осетины держат археолого-этнографическую экспозицию:

36.


Вот например фрагменты каменной резьбы с грузинских храмов. На чёрно-белых фото слева знакомая нам с прошлой части Икортская церковь, а справа - Циркольский храм 9 века, "младший брат" показанной там же базилики Армази:

37.


Справа, в дворцовой котельной, обогревавший жилой этаж - экспозиция оружия. Гидесса достала звонкую связку ключей и открыла в стене железную дверь, с которой, честно говоря, и мужику, прошедшему обе войны, не совладать без некоторых усилий. Там находится Сокровищница с иконами и потрясающе красивыми золотыми крестами, на которых выгравированы целые сцены. Но снимать в сокровищнице запрещено, и если обычно я нарушаю такие запреты из принципа, то здесь обаяние, доброжелательность и увлечённость гидессы как-то перешли в нежелание её подставлять. У хороших людей и запрет соблюсти не жалко!

38.


На другом конце этажа - этнография. Вот - горская одежда и ковры в характерных для Ксанского ущелья узорах и гамме да макет ганаха, укреплённого осетинского дома, в котором такие могли лежать:

39.


Станки крестьянина и горца, будь то кузня с ручными мехами:

40.


Механизм мельницы, который хоть вот прямо сейчас можно было бы запустить:

41.


А вот что это - честно скажу, забыл:

42.


Особенно впечатляют резные деревянные балки из старинных домов в покинутых ныне селениях:

43.


Покрытые знаками, арийскими просто до мозга костей:

44.


Напоследок заглянули в башню:

45.


Но вот собственно всё, что там есть:

45а.


Напротив дворца - коробка стен старой школы, разграбленной в 2008 году убегавшими мародёрами:

46.


Хотя на самом деле всё, что на кадре выше, кроме гор за Ксани - это тоже дворец: при Шавше или Элизбаре он занимал добрую треть Ахалгори. Улица от фасада основного здания выводит к воротам внешней стены:

47.


Сквозь которые ведёт актуальная для местных тропка:

48.


А почти у нижнего конца площади Победы встречает второй после собственно дворца ансамбль эриставской резиденции - конюшня, надёжно укреплённая от врагов и горцев-конокрадов:

49.


С советских времён здесь ресторан "Старая Крепость", почему-то украшенный (кадр выше) лозунгом Мераба Чигоева - местного уроженца, главы Правительства РЮО в 1998-2001 годах. Причём, кажется, лозунг этот был для него не пустым звуком: один из ведущих политиков Южной Осетии погиб в 2016 году в ДТП на пешеходном переходе, где был таки пешеходом, возвращавшимся домой со свадьбы дочери.

50.


Сам ресторан, существующий с советских времён, впечатляет простором - столиков тут явно меньше, чем в средней московской фастфуднице, зато - хоть среди каменных стен, хоть в плетёной беседке:

51а.


Обслуживают тут неимоверно медленно, но из чужих путевых заметок глухих 2000-х годов я помню, что в Грузии эпохи Шеварднадзе то была скорее норма. В тенистом зале, отдыхая от зноя, мы ждали двух блюд чуть больше часа:

51.


Но всё воздалось, когда дождались: в 2008 году Грузия лишилась ещё и своей самой лучшей хинкальной!

52.


...Недавно меня спрашивали, на что Южная Осетия больше похожа - на Северную Осетию или Грузию. Так вот, за вычетом Ленингора и ещё нескольких сёл вроде Тигвы, здесь - безусловно Алания. Люди и законы, этика и стиль общения - всё это куда меньше общего имеет с сёлами в прямой видимости за обрывами границы, чем с сёлами по ту сторону гор. Я бы сравнил Южную Осетию с Калининградской областью, которая визуально - Прибалтика, а по ощущениям - Дальний Восток, и близость кирх и замков не делает её жителей немцами. Ленингор, похожий на Грузию без модной архитектуры, европейского безвиза и толп туристов, давно растоптавших всё тамошнее гостеприимство, тут где-то посередине: он, конечно, совершенно не похож на какой-нибудь Фиагдон или Дигору, но с Цхинвалом имеет явно больше общего, чем с Гори и Мцхетой. Да, тут живут грузины, и многие из них возможно в тайне мечтают о возвращении в родную гавань - но если таковое вдруг произойдёт, инаковостью логики, ценностей, речи они будут удивлять "материковых" грузин примерно так же, как меня в России удивляют люди с Новых территорий.

Но есть в Южной Осетии места и без признаков Грузии. Они - высоко в горах, и одно из них покажу в следующей части.

АЛАНИЯ-2023
Обзор поездки и оглавление серии.
Алания. История, культура, религия осетин.
Моздок и Беслан (2021).
Республика Северная Осетия - Алания
Владикавказ. История, колорит, трамваи.
Владикавказ. Вдоль Терека
Владикавказ. Проспект Мира.
Владикавказ. Центр.
Владикавказ. Вокзал, "Электроцинк", окраины.
Владикавказ. Проспект Коста.
Равнинная Осетия. Ардон, Дигора, Чикола, Эльхотово.
Куртатинское ущелье. Кадаргаван и Дзивгис.
Куртатинское ущелье. Верхний Фиагдон, Цмити и верховья.
Тагаурия. Мидаграбинские водопады и Даргавс.
Тагаурия. Кармадон и Гизельдон.
Транскам. Алагир.
Транскам (Военно-Осетинская дорога). Нузал и Цейское ущелье.
Дигория. Задалеск и Донифарс.
Дигория. Стур-Дигора и Тапан-Дигора.
Дигория. Уаллагком и праздник в Галиате.
Южная Осетия - Государство Алания
Транскам и Тирский монастырь.
Общее о Южной Осетии и Зарская дорога.
Цхинвал (Чреба). Окраины и колорит.
Цхинвал (Чреба). Центр и Еврейский квартал.
Окрестности Цхинвала. От Знаура до Ирыкау (Эредви).
Дорога в Ленингор. Армази и Икорта.
Ленингор (Ахалгори).
Урстуалгом. Ущелье Белых Туальцев.
Военно-Грузинская дорога
До Верхнего Ларса с заездом в Ингушетию.
Хевия. Степанцминда (Казбеги) и Гергети.
Хевия. Сно и Сиони.
Хевия. Трусовское ущелье (Тырсгом).
Крестовый перевал и Гудаури.
...ну и дальше большой-большой цикл про Грузию.

Другие популярные посты

 • 

#крп #свободу_стрелкову #максим_калашников Максим КалашниковМЫ И ОНИУ меня крайне тяжко на душе. Но говорить нынче буду сугубо рациональн...

7 комментариев Источник