• 

Иркутск. Часть 10: красно-белые дома



С чем ассоциируется Иркутск в архитектурном плане? Белые церкви с буддийскими узорами и кружевное деревянное зодчество, которому (хотя и не только ему) была посвящена прошлая часть. Реже - купеческие модерн и эклектика с невесть откуда взявшимся австро-венгерским налётом. И уж совсем не очевидно, что помимо чёрно-белых старинных домов тут есть и красно-белые многоэтажки: в Иркутской области 1960-90-х годов сложилась своя самобытная традиция советского зодчества. Обликом микрорайонов и общественных зданий Иркутск отличается от других городов Необъятной если не как Ереван или Ташкент, то как Минск или Таллин. Поправьте, если я ошибаюсь, но кажется, это уникальный случай - узнаваемая с первого взгляда и выходящая за рамки отдельных серий архитектурная школа не союзной республики или мегаполиса, а относительно малолюдного, далёкого и не обласканного номенклатурщиками региона.

Здесь же, в завершение рассказа, растянувшегося на 12 лет - лица, сценки, зарисовки.

Иркутск исправно рос всю советскую эпоху, и в 1930-х годах его "вес" был даже поболее нынешнего: во всей Сибири он уступал лишь Новосибирску и Омску, и заметно превосходил, например, Красноярск, Хабаровск или Владивосток. И тем страннее, что Иркутск неожиданно беден раннесоветской архитектурой. Оплотом конструктивизма стал Второй Иркутск - компактный и обособленный район авиазавода, который я показывал в позапрошлой части. А в центре - лишь отдельные здания, как например Дом работников партактива (1933) на улице Сухэ-Батора:

2.


Сталинская эпоха оставила тут несколько настоящих шедевров, однако - ничего похожего на грандиозный ансамбль соседнего Ангарска: все они стоят порознь. Вот например упущенной мной в первый приезд управление Восточно-Сибирской железной дороги, построенное ещё в 1932 году поляком Казимиром Миттелем для "Востсибзолота" и в послевоенные годы принявшее нынешний вид:

3.


На одном из его горельефов, говорят, даже уцелел Сталин. Правда, не здесь, а на медальонах вдоль фасада, которые можно заметить на кадре выше.

4.


А это - Восточно-Сибирское речное пароходство, фотку которого я не могу не выложить хотя бы просто как дань уважения: его судами я проезжал в три приёма Ангару от истока на Байкале до далёкого Братска, ездил по Славному морю в Большие Коты и Песчаную бухту, обкусал себе все локти из-за того, что не успел на отменённую "Комету" в Северобайкальск, а до 1952 года суда ВСРП бороздили ещё и бирюзовую гладь монгольского Хубсугула. Родословную свою оно возводит к учреждённому в 1885 году пароходству легендарного купца Александра Сибирякова, и ныне я бы назвал его пассажирский сектор лучшим у российских пароходств.

5.


Ну а серое здание за углом от главной площади я показываю как иллюстрацию того, что и обще-советской архитектуры эпохи застоя в Иркутске хватает. Вот ещё образец - вроде бы проходная давно закрытого завода за Иерусалимской горой:

6.


Но всё-таки сам вид здешних микрорайонов не спутаешь ни с чем... кроме разве что Черемхово, Усть-Кута, Бодайбо и ещё каких-нибудь городов раскинувшейся на пространстве размером с Турцию Иркутской области.

7.


Белый бетон, красный кирпич (вот ведь русское сочетание цветов!) и обязательно - высокие двускатные крыши, словно напоминающие о ссыльных поляках и их вкладе в историю этого края.

8.


Ещё самобытнее в Иркутске общественные здания с многоугольными силуэтами и странными сочетаниями дерева, кирпича и бетона:

9.


И тем удивительнее то, что иркутскую архитектурную школу создали не иркутяне. Её точкой отсчёта считается 1960 год, когда в сибирский город, сговорившись, распределились 8 друзей-выпускников МАРХИ во главе с ленинградцем Евгением Пхором. Это была уже слаженная команда с общими представлениями о прекрасном, верностью идеалам Ле Корбюзье и заданием адаптировать типовые проекты к сейсмоустойчивости. Им были близки идеи "Нового элемента расселения", градостроительного романтического футуризма 1960-х годов, однако в отличие от НЭРовцев, "иркутяне" были практиками и в будущее заглядывать старались не дальше, чем это возможно воплотить в кирпиче и железобетоне. Проработали они в Сибири недолго, но всё же 8 архитекторов на одной волне хватило, чтобы заложить традицию. Причём - не только в самом Иркутске: Пхор работал по всей области, Виктор Чемерис строил Усолье-Сибирское, а его супруга Людмила Резвякова - Байкальск. Другой четой архитекторов стали Вячеслав Воронежский и Валерия Аптекман - пожалуй, отправной точкой "иркутского стиля" можно считать её блок-секции 1960-х годов на тихой улице Богдана Хмельницкого:

10.


К началу 1970-х большая часть команды покинула Иркутск, переключившись на Москву (тот же Пхор проектировал Орехово-Борисово) и Подмосковье: ещё один город, построенный теми же людьми, на этот раз сплотившимися вокруг устроившейся в ГипроНИИ Ларисы Крупской - наукоград Пущино. Но все они были скорее предтечами, а настоящим "отцом" иркутской архитектурой школы стал Владимир Азарьевич Павлов.

11. 2012


Он родился в 1938 году в Москве, образование получил в ленинградской Репинке, и приехав в 1963 году в Иркутск, остался здесь на без малого четверть века. Первой его работой на Ангаре стали дома "Иргиридмета", которые легко было бы вообразить в Москве эпохи раннего безудержного конструктивизма. У меня, правда, с ними вышел конфуз: я видел этот квартал в 2012, хорошо его запомнил и в полной уверенности, что ещё и заснял - более туда не возвращался. Лишь готовя этот пост, я понял, что память меня подвела... но думаю, лучше вы посмотрите его с чёрно-белым старым снимком (по сравнению с которым изменилось только остекление балконов), чем будете ждать ещё сколько-то лет. Дальше "павловская школа" медленно набирала обороты (например, тогда Владимир Азарьевич построил администрацию соседнего Шелехова), ну а настоящий расцвет "иркутского необрутализма" (как характеризуют этот стиль искусствоведы) пришёлся на 1977-89 годы, когда главным архитектором Иркутска стал Владимир Бух из Житомира, выучившийся в Киеве и приехавший сюда ещё в 1950-х. Выбравшись наверх, Максималист Бух (как называли его коллеги) стал для иркутского градостроительства самым настоящим Буха-нойоном, духом-заступником из бурятских легенд. Именно при нём было воплощено большинство проектов Павлова и сформировалась неповторимая среда, ну а сам Павлов в 1986 году тоже уехал - сначала в провинциальный, но тёплый Херсон (где я припоминаю кое-что в знакомом стиле), а затем в Ленинград, где и умер в 2010-м. Последним, самым масштабным (до 17 этажей) и столь же узнаваемым творением Азарьевича стал огромный ЖК в Купчино (2000).

11а.


Лицом Павловского Иркутска, просто в силу расположения, можно назвать Общежития Пединститута (1977-98) на центральнейшей из центральных Нижней Набережной по соседству с храмами Иркутского острога:

12.


Всего - три здания: высотку занял "Газпром" (наполняющий теперь областной бюджет из газоконденсатных месторождений у Лены), обнимающий его двух сторон длинный корпус остался общагой...

13.


...а одинокий треугольный дом с обратной стороны жилой:

14.


В том же стиле - ещё несколько общежитий в разных частях города. Общаги Политеха в Студгородке (1987) не хуже доминируют в пейзаже Верхней Набережной, нависая над Ангарой с другого берега... но вблизи я их показывал в позапрошлой части.

15.


А вот общежитие (1986) вуза с не очень приятной уху аббревиатурой БГУЭП (Байкальский государственный университет экономики и права) стоит рядом с усадьбой Сукачёва из прошлой части. По соседству с Домом Профсоюзов, или Панорамой (1970) - ещё одной ранней вехой в творчестве Павлова, связующим звеном между "обычной" брежневской архитектурой и самобытным "иркутским стилем". Но увы, я и к нему подойти не сподобился.

16.


Самой "павловской" в Иркутске можно назвать Российскую улицу, ведущую с Верхней набережной в самый центр. Тут слагают единый ансамбль дома...

17.


...Восточно-Сибирской железной дороги (1984-87) с чрезвычайно сложным нагромождением объёмов:

18.


И "Главвостсибстроя" с ломанным абрисом крыш (1982-84):

19.


По заветам Ле Корбюзье ещё и стоящие на бетонных ножках - как в общем и многие здания красно-белого стиля:

20.


В совокупности - впечатляющий прототип современных ЖК, даже с первой в Иркутске подземной парковкой.

20а.


В следующем квартале их дополняет Вычислительный центр Центробанка (1981-88), который Павлов строил не один, а во главе команды:

21.


Ещё несколько красно-белых домов в центре Иркутска. Вот например "Гражданпроект" (1984-85), впечатляющий своей рекурсией: архитектор спроектировал здание для организации, в которой работал сам.

22.


Центр научно-технической информации на отрогах Иерусалимской горы - шедевр раннего Павлова рубежа 1960-70-х годов:

23.


Часть Культурного центра, стройку которого курировал Вячеслав Воронежский. Воплотить, помимо ЦНТИ, успели ещё  музыкальный театр (см. здесь) над Модным кварталом (см. прошлую часть), а вот библиотека и ЗАГС остались только на бумаге.

24.


Теперь в здании филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте.

25.


Радиодом - творение уже не Павлова, а другого архитектора Николая Белякова, но согласитесь, со 100% попаданием в стиль. Сам комплекс включает фасад 1930-х годов, основное здание с белой стеной и конференц-зал, которому первый стеклянный этаж меж 4 "ногами" встроили лишь в 2007 году:

26.


Ещё несколько домов в иркутском центре - видимо авторства других архитекторов "иркутской школы", но я теперь уже не найду ни адресов, ни конкретики.

27.


28.


Дома с кадра выше, кажется, стоят между улицей Марата и Черемховским переулком, близ знакомого с прошлой части Голландского дома. А эти - скорее, на улице Тимирязева, и вдалеке справа виден длинный изогнутый Дом-Бумеранг на ножках, а напротив него - чёрно-белый Кружевной дом опять же из прошлой части.

29.


Но главный заповедник необрутализма в Иркутске стоит искать не в центре, а на другом конце безмерно длинной (8,4км) Байкальской улицы, по обе стороны правобережного конца высокой плотины Иркутской ГЭС. Надо сказать - район здесь вполне туристический: одни проезжают его по дороге в Листвянку или на расположенный здесь же речной вокзал, другие смотрят пришвартованный у въезда ледокол "Ангара" (1898; ныне судно-музей), а тем, кто хочет в глушь, актуален ТЦ "Цветной парк" с туристическим магазином совершенно столичного уровня на втором этаже. Над его парковкой нависает Байкальская подстанция - тоже в павловском духе:

30.


В основу этого района лёг Байкальский луч Вячеслава Воронежского - прямая ось от острога до выезда из фрагментов улиц Ленина (до Модного квартала), Седова (до Баргузина - оба были в прошлой части), Байкальской (до кольца у поворота на плотину) и проспекта Маршала Жукова (за кольцом). Застройку дальней части Луча, - микрорайоны Байкальский и Солнечный, - курировал Бух, ну а развернулся в них как следует Павлов.

31.


Лицом Байкальского микрорайона сделался квартал, который я прозвал Релейный городок - он строился для работников релейного завода. Ближе к Байкальской улице - пара домов на ножках (1976):

32.


На кадре выше обратите внимание ещё и на старую вывеску универсама "Берег": нижние этажи заняли магазины, а верхние - непривычно узкие двухъярусные квартиры, цепь экспериментов с которыми пронизывает советское зодчество с конструктивистских времён:

33.


Хозяева ещё и развели висячие сады:

34.


В глубине двора - ещё одна остроугольная двухцветная ребристая общага (1986-89):

35.


Дворовая подсобка в том же стиле, пожарные лестницы в духе Нью-Йорка - я бы именно Релейный городок назвал вершиной красно-белого зодчества.

36.


Сходили проведать и сам Иркутский релейный завод (1963) - как ни странно, живой и гудящий:

37.


И даже местами стильный:

37а.


Ведущая к нему улица Ширямова продолжает дорогу по плотине ГЭС, а вот Байкальская за перекрёстком поворачивает, передав Луч короткому проспекту Маршала Жукова, пронизывающему Солнечный микрорайон. За дамбой над ледоколом "Ангара", вокруг которого в последние годы выросла совершенно курортная местность с пляжами, мороженым и контактным зоопарком, встречает одно из самых неоднозначных творений Павлова - Дом-Корабль (1982-83):

38.


Мне, впрочем, он больше напоминает длинношеего динозавра:

39.


Кораблём он выглядит не столько снаружи, сколько изнутри - на позапрошлом кадре видна одинокая лифтовая башня, а длинные этажи из конца в конец пронизывают коридоры.

39а.


Ну а вместо новостроек тут намечалась конструкция с целым лабиринтом висячих галерей и лифтов, ещё более фантастическая, чем харьковский Госпром:

39б.


Интересно, что первым причалом "корабля" был проспект Карл-Маркс-Штадт, который мог бы называться Хемницким - забористое социалистическое название город Хемниц носил при ГДР. И был тогда побратимом Иркутска, как-то выбыв из этого статуса с объединением Германии. Что удивительно, Иркуцкерштрассе на его окраине есть до сих пор, а вот в Иркутске немецкое название в 1999 году заменили на проспект Маршала Жукова - согласитесь, обратная ситуация как-то привычнее (например, со станциями метро в Москве и Праге).

40.


Сам маршал был увековечен над проспектом в 2005 году, и вот не помню теперь, есть ли на его постаменте фраза: "Там, где действовали сибиряки, я всегда был уверен в том, что они с честью и боевой доблестью выполнят возложенную на них задачу". Если нет - то это, прямо скажем, странно.

41.


На кадре выше обратите внимание и на обычные многоэтажки с необычными, слегка скруглёнными окнами: немного по своему в Иркутске 1960-90-х строилось чуть менее, чем всё. Аллея за памятником Жукову ведёт на Ангару, примерно к Речному вокзалу "Ракета", с которого ныне в Иркутске отправляется большинство пассажирских судов. Проспект Жукова как бы отсекает полуостров между бухтой с ледоколом "Ангара" и куда более длинным Чертугеевским заливом. Ближе к последнему - ещё одно общежитие Павлова:

42.


А за ним ещё один "постпавловский" дом в лучших традициях иркутской школы - но законченный в 1997 году:

43.


Собственно, я и принял его за продолжение комплекса с позапрошлого кадра:

44.


А пройдя ещё чуть дальше, можно было найти Канадскую деревню - первый в Иркутске квартал таунхаусов, построенный Владимиром Бухом на самом рубеже 1980-90-х. Причём марку он держит до сих пор - почти всё, что выдаёт о "деревне" Яндекс, выглядят откровенной рекламой.

44а.


Почти исчерпывающий материал о наследии Павлова есть здесь - там много ракурсов, которые я не приметил, и несколько упущенных мной домов, включая Дом Профсоюзов или квартал "Иргиредмета". Ну а в остальном... Свою самобытную традицию позднесоветской архитектуры дали большинство ССРов (см. Славутич) - рациональная сдержанность и открытость природе в Прибалтике, размах и причудливая техногенность Грузии, розовый туф и узоры Армении, странный сплав ориентализма с футуризмом в Казахстане и Средней Азии... Ни с чем не спутать советскую архитектуры Москвы (хотя и яркие особенности в ней подметить трудно) и Ленинграда с его неповторимой геометрией пространств и величием длинных фасадов. При этом если москвичи и ССРовцы строили больше свои города, выбираясь лишь на всесоюзные проекты вроде БАМа, то ленинградцы ещё и создавали маленькие ленинградики на Северах от Нового Уренгоя и Сургута до Усть-Илимска и Северобайкальска. Особняком стояло Закарпатье, где просто не было своего домостроительного комбината и домокомплекты завозились из Венгрии и Словакии; из той же серии - финские города Северо-запада СССР вроде Костомукши. Но чтоб вот так - своя традиция в масштабах одного региона? Во глубине сибирских руд романтики с запада создали нечто особое и не обременённое национальным мотивом. Иркутская архитектура не вызывает сходу ассоциаций ни с одной из постсоветских республик (может только отдалённо - с Прибалтикой), ни с советской архитектурой вообще, ни с какими-то ещё странами и эпохами. Может, такие ассоциации появятся у людей более сведущих в европейском, американском, японском зодчестве ХХ веке, а вот моих познаний о Дальнем зарубежье, увы, не хватает.

45.


Ну а ещё не могу отделаться от мысли, что именно иркутская архитектурная школа и развитие тех же идей прошедшими её людьми - это связующее звено соварха и капрома.

46.


По городу разбросано немало новостроек в том же красно-белом стиле, по мере удаления от 1989 года неуклонно обрастающих рюшечками и теряющих художественный вкус.

47.


Напоследок, как и обещал - просто немного зарисовок. Как и всякий крупный город, Иркутск ими весьма богат, и если одни запросто могли быть в любом регионе...

48.


48а.


То в других чувствуется некий дух места:

49.


49а.


Суровый Сибирский драндулет с шашлыками стоит прямо напротив тюрьмы:

50а.


А маленький аэроход прямо в чьём-то дворе напоминает, что от уютных променадов и модных кафе рукой подать до таёжной стихии:

50.


Ну и конечно - лица и прохожие, случайные сценки на улицах, по которым городской колорит попробуйте домыслить сами.

51.


52.


53.


54.


55.


Диалектика уюта и суровости - в ней весь Иркутск:

56.


57.


И каково же его место в теперешней географии России? Помню, как в блог-туре на Богучанскую ГЭС съёмочные группы из Новосибирска и Красноярска пустились в спор о том, какой же город столица Сибири, ну а иркутяне ооооочень многозначительно молчали, с улыбками глядя на них. Нет, столицей Сибири конечно Иркутск не назвать - не тот размер, не те бюджеты. Хотя культурной столицей азиатской части России иркутяне свой город воспринимают вполне. Но есть ещё один важный момент: Байкал - в общем-то не менее важная ментальная внутрироссийская граница, чем Урал. В Иркутске есть своя сеть продуктовых магазинов "Слата", но есть и "Пятёрочка", и "Магнит", а вот в Улан-Удэ и Читу они не очень-то проникают. Тут ниже цены (в первую очередь - из-за самой дешёвой в России электроэнергии), больше выбор товаров, качественнее сервис, и всё это делает Иркутск центром притяжения для огромной территории из трёх регионов. Жители Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края ездят сюда шопиться, лечиться, кутить - и Иркутск можно назвать их общей столицей... Ещё эти 3 региона - пожалуй, интереснейшая часть Сибири, я копаю их уже несколько лет. Вот только как назвать их? Из общепринятого пока только "Прибайкалье и Забайкалье", в англоязычных источниках встречается термин Байкалия - а вот в наших его как-то нет...

Но как ни назови этот край, а долгов у меня перед ним не осталось: я выложил с тех поездок всё. Ну ладно, почти всё, кроме неполного пока материала про Улан-Удэ. Более того, на следующие приезды нового и не посмотренного осталось немного, по большей части в Бурятии - Ушканьи острова, сёла семейских, отдельные красоты на притоках Селенги... Зато перед Кавказом долгов ещё выше крыши, а как вы понимаете - Кавказ не любит, когда долги не отдают. Так что впереди - долгий рассказ про Осетию.

ИРКУТСК
2012

От Глазковки до острога.
Иркутский острог и окрестности.
Улица Маркса и окрестности.
Улицы Либкнехта и Декабрьских Событий.
Вокруг Иерусалимской горы.
Предместье Рабочее.
2020-22
Иркутская ГЭС и окрестности.
Левый берег и Второй Иркутск.
Разное и новое.
Красно-белые дома.
Музей на свалке.
Не про Иркутск, но с сюжетами города.
Флот Байкала. Ледокол "Ангара" и речной вокзал "Ракета".
Вниз по Ангаре. Виды с воды.
Пихтинск. Голендры в Иркутске.
Перевальная линия. Платформа Академическая и станция Кая.
Качугский тракт. Падь Топки.

ПУТЕШЕСТВИЯ ЧЕРЕЗ ИРКУТСК
Восточная Сибирь-2012.
Дальний Восток-2018.
Восточная Сибирь-2020.
Прибайкалье-2021.
Зимний Байкал-2022.
Лена и Якутия-2022.
Бурятия и Монголия-2022.

Другие популярные посты

 • 

Максим КалашниковУСПЕХИ И ПРОСЧЕТЫ КРЕМЛЯУдастся ли разорвать заколдованный круг этой войны?#свободу_стрелкову Осмыслим ситуацию в общем....

4 комментария Источник

 • 

Под Киевом ВКС РФ уничтожена Трипольская ТЭС, которая находится в городе Украинка.Тут два момента. 1. Украинка город с населением 15 000 ...

530 комментариев Источник

 • 

На одном популярном портале завирусилась тема «Что стало последней каплей в ваших отношениях?». Очень интересно было почитать, из-за чего...

505 комментариев Источник