• 

Так всё-таки Украина представляла для нас угрозу?



Сторонники США вот уже полгода уверяют нас, будто России ровным счётом ничего не угрожало, будто ввод русской армии на Украину был актом ничем не спровоцированной агрессии. А сейчас те же граждане дружно пишут, будто Украина побеждает, что русские отступают, что окончательное поражение России уже близко.

Получается, что реальная угроза со стороны Киева всё же была. Раз бандеровцы побеждают, значит они вполне могли захватить не только Донбасс, но и Крым — особенно с ядерным оружием, о создании которого господин Зеленский заявил непосредственно перед, тем, как мы вынуждены были нарушить его амбициозные планы. У нашей страны есть печальный опыт 1941 — тогда высшее руководство решило «терпеть провокации» до последнего, надеясь, что первыми нападать нацисты не будут. За этот ошибочный расчёт советскому народу пришлось дорого заплатить.

Впрочем, планы Зеленского по поводу Крыма не имеют большого значения, так как задача защиты Донбасса ничуть не менее важна, чем задача защиты Крыма или, допустим, Рязани. Мало кто заметил, но референдумы в освобождённых от американцев регионах прошли с невероятно высоким результатом — за присоединение к России проголосовали 99 % в ДНР, в ЛНР — 98 %, в Херсонской области — 87 %, в Запорожской — 93 %. Реальный уровень поддержки ниже, так как многие сторонники бандеровского Киева решили не ходить на голосование, однако при явке в 78-97% это не имеет большого значения. Референдумы показали, что мы освобождаем из-под американской оккупации русскую землю и русских людей, и это является даже не нашим правом, а нашим долгом. Следующие на очереди — Одесса, Харьков, Николаев и Днепропетровск. Теперь уже очевидно, что там нас тоже ждут.

Очень коротко напомню, что с юридической точки зрения Россия абсолютно права. Государственный переворот в Киеве дал регионам Украины право на отделение — тем более бесспорное, что сама Украина провозгласила в 1991 независимость от СССР, используя в качестве предлога «государственный переворот» в Москве. Раз у ЛДНР было право на отделение, Россия имеет право рассматривать их как независимые государства. А уж прийти на помощь независимым государствам, населённым русскими людьми, на которых нападают нацисты, мы всегда готовы. Если кто-то в США или в Европе с этим не согласен, нам всё равно. Западные лжецы и мясники моральными авторитетами для России не являются.

Предвосхищая очевидный вопрос — нет, в Прибалтике ситуация другая. В Прибалтике у власти тоже находятся открытые нацисты, как и в Киеве, и даже предвзятый наблюдатель должен признать, что паспорта неграждан и марши СС убедительное тому свидетельство. Однако в Прибалтике гонения на русских не переходят красную черту: хоть русские и поражены в правах, русские города всё же не бомбят, как бомбили Донецк. Следовательно, вводить танки в Прибалтику для защиты русских мы не будем. Может быть, позже мы введём танки в Прибалтику для уничтожения баз НАТО, которые являются для нас угрозой, но это уже отдельная тема для разговора.

Теперь о том, что происходит на украинском фронте, и об отступлении русских войск.

Я не военный эксперт, и уж тем более я не обладаю доступом в наши штабы, поэтому я ничего не могу сказать о конкретных деталях операции. Однако я знаю, что любая война — это состязание, в котором каждая из сторон отчаянно пытается выиграть. Американцы, которые управляют бандеровцами, ничуть не глупее наших генералов, при этом у американцев даже есть дополнительные опции, так как украинцы для них — малоценный расходный материал, которым можно, например, пожертвовать ради красивой картинки в СМИ. При таких условиях на долгом периоде неизбежны хотя бы временные успехи даже у явно проигрывающей стороны.

Может быть, какие-то ошибки в августе-сентябре допустили российские генералы: это вполне вероятно, так как бардака в любой армии всегда хватает. Однако фактор противника нельзя списывать со счетов — бандеровцы не являются деревянными солдатами Урфина Джюса, они тоже пытаются победить. Нельзя списывать каждую неудачу на ошибки. Иногда причина поражения не в том, что кто-то воевал плохо, а в том, что другая сторона воевала хорошо.

Теперь о том, что будет дальше.

Во-первых, локальный успех противника мало что меняет в целом — это всего лишь небольшое изменение линии на одном из фронтов глобальной прокси-войны, которую США ведут против России и Китая. Ядерная война в планы США не входит, поэтому войска НАТО на территории Украины присутствуют только в ограниченном количестве, инкогнито, в виде «инструкторов» и ЧВК. А без войск НАТО силы уж слишком неравны — мобрезерв России составляет 25 миллионов человек. Это примерно как всё население бандеровской Украины целиком (так как она уже лишилась значительной части территорий, и так как многие успели уже бежать из страны). Напомню, что локальные успехи были и у боевиков в Сирии — к примеру, они два раза захватывали Пальмиру. В итоге боевики всё равно проиграли. Кстати, украинские боевики весьма похожи на сирийских «повстанцев», у них даже рекламные ролики одинаковые (ссылка).

Во-вторых, Владимир Путин объявил о частичной мобилизации ещё 21 сентября. Понятно, что раз высшее руководство страны приняло такое решение, значит стало ясно, что текущих сил недостаточно для выполнения боевых задач. Было бы странно объявлять мобилизацию, даже частичную, если бы у противника не было совсем никаких успехов. Сейчас у бандеровцев есть небольшое окно возможностей. Но к ноябрю новые части дотекут до линии фронта, и наша армия численно увеличится втрое, примерно до 500 тысяч человек. Если выяснится, что и этого недостаточно, можно будет довести численность армии до миллиона или до двух миллионов бойцов. Мы живём в России — наши военные возможности почти безграничны. У нас в стране 5 миллионов одних только силовиков.

Вопрос проигрыша России даже не стоит. Стоит вопрос «сколько Россия заплатит за победу». Мы стараемся заплатить как можно меньше, во всех смыслах, включая не только военный и гуманитарный, но и экономический. Американцы, как видите, заставили нас немного поднять цену, но на Украине-то уже мобилизовали всех, кого только могли, а экономика Украины почти разрушена. На ответное повышение ставок наш противник способен навряд ли.

В-третьих, испытанный нами стресс принёс определённую пользу. В армии проведут работу над ошибками, укрепят слабые места. Что улучшат на фронте, я не знаю, это закрытая информация, а вот внутри страны, например, взбодрят военкоматы, многие из которых провалили задачу точечной мобилизации, начав призывать не тех, кого приказано, а всех подряд.

Идут тектонические сдвиги и в тылу. Из приятных, но не таких уж важных изменений — ВПК рапортует о притоке на военные заводы свежих кадров, что особенно хорошо, так как сейчас многие наши заводы работают в 3-4 смены. Из более важного — мы постепенно раскручиваем огромную машину по поставке вооружений на фронт, в том числе и с помощью наших иранских друзей. Если у НАТО свободные ресурсы заканчиваются, так как для них украинский конфликт является всего лишь эпизодом в большой игре, то Россия, напротив, только начинает раскочегаривать свою огромную военную машину.

Наконец, невероятно важны наши успехи на фронте борьбы с пособниками США — вот теми самыми, которые лайкают плакаты «я за мир». Так-то, знаете, мы все за мир, воевать никто не хочет. Разница только в том, что русские за мир, в котором Россия существует, а пособники США за мир, в котором Россия капитулировала и расчленена (ссылка). При этом пособники США не просто поддерживают прокси-войну США против России, но и прямо участвуют в ней — выходя на митинги в поддержку государственного переворота, например. Митинг на Болотной площади — такое же нападение на Россию, как и удар японцев по Пёрл-Харбору, даже более опасный. Посмотрите хотя бы на Украину, где аналогичный удар американцев достиг цели в 2014 году. Подпав под прямое управление США, Украина сначала погрузилась в гражданскую войну, а сейчас пытается самоуничтожиться, вступив в безнадёжную войну со своим заведомо более сильным соседом.

Так вот, пособники США в смятении и в растерянности, им плохо и больно, они чувствуют, что проигрывают. Государство получило за последние 10 лет огромный опыт и научилось эффективно бороться с оранжевыми метастазами. Пособников США постепенно лишают права голоса, отлучают от бюджетных кормушек, подвергают социальному остракизму. Вышки ненависти закрывают одну за другой. Сказать сейчас вслух, что ты слушаешь Латынину и Шендеровича, что ты за поражение России — означает как минимум завоевать презрение части своих знакомых. Ещё недавно пособники США были влиятельной группой, они надеялись стать привилегированными представителями западного мира в колонизированной России. Теперь коллаборационисты постепенно превращаются в изгоев. Карьеры тех, кто не поддержал спецоперацию в феврале-марте, и карьеры тех, кто стоял сейчас в очереди в Верхнем Ларсе, будут по большей части остановлены. Сотрудничество с США станет несмываемым пятном на репутации.

Всё это заставляет меня смотреть на будущее с большим оптимизмом: в противостоянии с Западом сила сейчас явно на нашей стороне. Быстрой победы я не жду, — согласно Закону Линди, спецоперация завершится примерно летом 2023, — но это и неважно, так как время однозначно работает на нас.

Вместо подведения итога очередной раз напомню, что ни Запад, ни тем более Украина не являются эдакими муравейниками огромных насекомых, как в книжках Хайнлайна. «Выродков и ублюдков», как верно охарактеризовал их Дмитрий Медведев, на Западе хватает, это правда, однако речь идёт скорее о политиках, чем о западном обществе в целом. На Западе много как безразличных людей, относящихся к России нейтрально, так и порядочных граждан, считающих, что Россия в текущем конфликте морально права.

Маленькая история из жизни. Мой товарищ, весьма далёкий от политики человек, спросил меня вчера, как лучше потратить 70 тысяч рублей на нужды российской армии. Эту сумму передала ему родственница из Германии. Она давно живёт за рубежом, но считает при этом, что непременно должна внести свой вклад в победу русских войск.

Другие популярные посты