• 

"Снова великой" будет либо Россия, либо США. Об иллюзии союза американо-российского консерватизма


Обложка свежего номера "Time". Обратите внимания, на башнях Собора Василия Блаженного затёрты кресты


Когда отечественные трамписты растолковывают нам, что американский консерватизм (в лице Трампа) и российский консерватизм (в лице Путина) похожи и могут сработаться, возникает недоумение - вы о чём это? Какую историю вы изучали и где родились? Трамп и Путин как лидеры ещё могут сработаться на некоторое время и по отдельным вопросам, но ценностные фундаменты, на которые они опираются, не схожи и, более того, полярны почти во всём.

Классический американский консерватор - белый господин, оседлавший жизнь и воспринимающий людей как капитал. Он отошёл от аристократизма старой Европы, но снобистское деление на избранных и чужих у него сохраняется, пусть и не по происхождению, а по богатству. Вспомните классический образчик дельца, приехавшего покорять ресурсы Северной Америке, для которого труд - это только то, что создаёт деньги и состояние. Их консерватизм - это делание и приумножение материального. Наш консерватизм - делание духовное. Разница огромная - лёд и пламя, джентльмен и монах, строитель Вавилона и пророк.

Их бог - это земной успех. Он милосерден к состоявшимся и сильным. Протестантизм разного извода создал американский консерватизм как таковой. То угодно их господу, что имеет материальный успех. Даром, что имя одно - Христос.

Их национальный герой - это выбившийся из бедняков и добившийся высот покоритель жизни, селф-мейд миллионер, состоявшийся или будущий. Наш герой - это раздавший последнее и пошедший по миру искатель истины, Китеж-града, сроднившийся с народом, но не находящий покоя на земле.

Идеалы буржуазной революции, считавшиеся прогрессивными, на самом деле создали американский консерватизм - это свобода, равенство и братство собственников. Последнее слово они не проговаривают, потому что подразумевают по умолчанию, настолько это им очевидно. Наш консерватизм породил триаду "православие, самодержавие, народность". Нет более противоположных по смыслу идеалов, даже при схожести звучания слов. У них свобода - вседозволенность эго до границ другого эго, у нас воля - это упоительно безграничный, зачастую разрушительный полёт души. И только вера во Христа служит путём к истинной свободе духа, возможной исключительно при чувстве ответственности за совершаемый выбор. У них братство и равенство равнозначных капиталов, у нас народность как равенство всех перед Христом, справедливость с опорой на самодержавие.

Их власть - это баланс интересов собственников, олигархическая власть под видом республики, пусть порой под сенью монарха и благословенная богом успеха. Наша власть - это безграничная личная ответственность избранного Богом самодержца (как бы он ни назывался), поддерживаемого народом и действующего во благо всех.

Их литература - это самоутверждение вокруг эгоцентричного "я" в поиске успеха. Воспевание того, кто преодолел все трудности и препятствия на пути к состоянию, которое воспринимается целью жизни, признаком реализации. Наша литература - это самокопание рефлексирующего и кающегося "я" в поиске истины, нередко доходящее до крайности самобичевания. Впрочем, русский герой способен на деятельный подвиг и в самый тяжёлый момент становится исполином-богатырём. Сила в жертвенности, которая выглядит со стороны как слабость - краеугольный камень русского мироощущения вообще и российского консерватизма в том числе.

Американский консерватизм извне выражает себя как неуёмная экспансия власти "белого господина" на всём земном пространстве. Беспощадное распространение фаустовского типа среди всех варваров, их жёсткое подчинение. Российский консерватизм извне - это экспансия духа и совместный поиск истины, это со-творчество и со-делание с другими народами. Отсюда и так проклинаемая недалёкими националистами многонациональность, в которой на самом деле заложена огромная сила и залог устойчивости на евразийском пространстве и которая является альтернативой "плавильному котлу" США.

Американский консерватизм породил имперализм "белых господ", воспринимающих аборигенов как часть флоры и фауны. Только под влиянием гуманизма и толерантности Запад сменил физическое подчинение варваров на ценностную унификацию по своему стандарту, но принцип остался прежним - есть идеал "уэст-сапиенс" и дикари вокруг. Российский консерватизм породил тип империи, в которой центр обогощает новые провинции, а коренной народ включает новые народы в государственное строительство. Инородных не переделывают силой, но деятельным примером русского ядра включают в равноправное созидание. Здесь коренное различие американского и российского консерватизма как примеров мировой глобализации.

Концентрированным и завершённым состоянием их консерватизма является фашизм и расизм - тоталитарная власть западного капитала, использующего всё вокруг, в том числе и людей, как биоресурсы, и научно обосновывающего это. Появления Италии и Германии 1930-х годов вовсе не исключение из правил, но открытое проявление изначальных принципов западного мировоззрения. Концентрированное и завершённое состояние российского консерватизма, надеюсь, ещё впереди, но предыдущие вершины его развития - Московская Русь, Российская Империя, СССР - содержали важнейшую черту - сдерживание агрессии сил и продвижение идеалов справедливости.

Американский и российский консвератизмы способны были существовать в те времена, когда не мешали друг другу: первый осваивал Северную Америку, второй - Евразию. Но это было давно. Как только американская экспансия перехлестнула через океан и пошла по всему миру, мы были обречены на острое противостояние, причиной которому отнюдь не материальные ресурсы, но противоположное понимание принципов мироздания. США и Россия - фундаментальные антиподы при некоторых внешних сходствах. В будущем их мирное сосуществование возможно только при поражении одного из них.

Да, безусловно, западный неолиберализм конца XX - начала XXI веков выглядит более противно, поскольку поднимает на щит ложные "общечеловеческие" ценности и пытается навязать их методом "мягкой силы". Он как бы влезает в мозг и душу русского человека, стараясь перевернуть жизненные принципы изнутри. Но следует понимать, что права человека, толерантность, продвижение гомосексуализма, ювенальная юстиция и экономический либерализм - только инструменты для реализации той самой экспансии. Американский консерватизм использует другие средства - он более прямолинеен и груб, настойчив и откровенен. Он не прикрывает агрессии словами о продвижении демократии, но бросает бомбы и запускает опиумные войны для продвижения интересов западного капитала. Не было ничего более кровожадного в мировой политике, чем американский империализм. И ближайшие к нам фигуры известных консерваторов - Рейган и Тэтчер - тому показательный пример.

Впрочем, если западный консерватизм Трампа одержит победу на планете, он вполне может вновь вернуться к либерализму, навязывающему "общечеловеческие ценности" всем варварам. Это один из естественных путей эволюции западной цивилизации, которая в конечном счёте призвана переделать под себя всю ойкумену - тоталитарными или неолиберальными методами. Сейчас, при Трампе, происходит просто откат к проверенному классическому империализму-консерватизму по причине оглушительных неудач неолиберальных методов "Клинтон-Обамы" против России и Китая. Однако это вовсе не означает отказа от главной цели и принципов западной цивилизации - тотальной экспансии. А потому размышления некоторых российских консерваторов о плодотворном сотрудничестве с американскими консерваторами выглядят как нечто маловразумительное и даже опасное. Жизнь скоро покажет жестокую реальность и отрезвит фантазёров.


РМ