• 

В Петербурге

Я только вот прибыл на поезде из северной столицы - Петербурга, где провёл несколько публичных встреч и несколько непубличных, а также посетил 18 марта кладбище, Ковалёвское кладбище, где отдал дань уважения покойному лидеру петербуржского отделения партии нацболов, яркому парню нашему Андрею Гребневу. Родился он  в 1975 году, погиб в 2004-ом, нашли убитым на улице. Стихи писал, неистовый парень был. В стихотворении "Кровь на асфальте" предсказал свою смерть.

Лежит он на Ковалёвском, и выросло уже над ним дерево. А прожил он 28 лет всего. Постояли мы там,потоптались, я, его брат Сергей Гребнев, руководитель питерского отделения "Другой России" Андрей Дмитриев, московские нацболы, несколько человек. Дождя холодного (17-го весь день был холодный дождь ) не было,прекратился за ночь. Выпили за упокой души мятежной, по небольшому стаканчику водки.
И ему налили и оставили на постаменте.

А 17-го состоялась презентация моей книги "...и его демоны" в Доме Книги на Невском.
Народу пришло немыслимое количество, разве только что на люстрах не висели. Очень хотели, я так полагаю, меня видеть и задать вопросы. Спасибо всем, кто интересуется моими ответами.

У народа сейчас масса вопросов есть, а им мало и плохо и нечестно отвечают. Потому вот и на меня спрос появился, уже даже и не на литератора Лимонова, и не на руководителя-нацболов-Лимонова, а на дядьку такого бывалого и неглупого и вроде честного, как им видится, чтоб он сказал народу что думает. Ну ОБО  ВСЁМ  ЭТОМ, что нас окружает.

Жил я рядом с вами, народ, вы начинали с того что надо мной насмешничали,потом боялись нацболов,  а вот пришли к тому что ждёте от меня ответов. Нормально, я не в обиде за долгую вашу холодность ко мне, и готов поделиться пониманием.

18-го, после кладбища, я отвечал на вопросы партийцев и сочувствующих под открытым небом. Как мне показалось отвечал страстно и успешно.Судя по лицам собравшихся, страстно и успешно.

Что ещё ? Непубличные встречи тоже были. И Гоблину дал интервью, и Life-news дал.

В городе Череповец, Вологодской области, куда мы должны были (мои товарищи и я) выехать из Петербурга, череповецкая  прокуратура запретила моё выступление в клубе "Шторм".
Якобы они ожидают на моём выступлении драк и волнений, и массового нарушения порядка. Потому я возвратился в Москву на сутки ранее, чем было запланировано. Но я к ним приеду ещё.

По всему северу России хмурая весна стоит, лежит, и небеса над нею серо-мокро-грязноватые, над неприветливой Родиной нашей.